Таиландские хроники: самолеты тоже болеют, и Bangkok Hilton, который не отель

Была ситуация, когда Boeing 767 «АэроСвита» в Бангкоке “АэроСвит” в очередной раз сломался, при этом конкретно. «Полетела» система топливной индикации — грибок словили, заправились не в том месте, зато недорого. До этого я сам не верил, что какие-то живые организмы могут жить в столь агрессивной среде, как авиационный керосин. Но, как оказалось, живут, размножаются — колониями блокируют датчики показания уровня топлива.

Австрийские техники в Бангкоке развели руками — нужна полная промывка топливной системы, а затем физическая чистка датчиков — в простонародье, человек в костюме химзащиты должен залезть в баки в крыльях и в центральный бак. При этом ему необходимо обеспечить подачу воздуха с помощью специального аппарата. Естественно, такой расклад событий нас не устраивал, да и техническая база Thai Airways International не позволяла проводить подобного рода работы. Хотя, им большой плюс в карму, мне было разрешено пользоваться ангаром, когда это требовалось.

Прилетели наши техники. Под палящим тайским солнцем они 18 часов пытались привести самолет в порядок. Подогнали топливозаправщик на 9 тонн, гоняли керосин в системе, а вдруг заработает. Оба техника — грязные как черти, в комбинезонах от Boeing, которые на момент нашего общения напоминали уже половые тряпки с советской столовой.

Беда не приходит одна — у нас полетела еще и гидравлика на правой основной стойке. Наши техники мне объясняют: «Вить, да, мы знали об этой проблеме. Просто не могли определить, где утечка, а тут как раз жарко, +34, а на солнышке градусов 50. Вот патрубок гидравлики себя и проявил». Но зато теперь знали, что ремонтировать. Не, супер, конечно — главное не в воздухе.

Ситуация сложилась такая, что по-любому необходимо было ехать в аэропорт. Посмотрел в окно: в Бангкоке как раз час-пик, что машин, что мотосаев — не счесть. Я плохо вожу машину. Позвонил нашему консулу, предложил ему прокатиться в аэропорт, посидеть за штурвалом самолета. Консул согласился сразу.

Приехали, завел его в кабину — все cold&dark. Далее объясню немного, что это означает — это такое состояние кабины, когда от нее полностью отключено питание. То есть вообще ничего не работает. Летчики приводят в кабину в это состояние, когда самолет на длительной стоянке. Для того, чтоб «завести» самолет, вначале нужно подключить аккумуляторы. Делается это с помощью power switches — тумблера под красной заглушкой, чтобы случайно не зацепить его.

Перед запуском — в обязательном порядке проводиться проверка всех тумблеров и кнопок, чтоб они находились в нерабочем состоянии. Пользуются контрольными картами, они же check-lists. После подключения питания, первое, что нужно сделать, это или подключить самолет к GPU (Ground Power Unit — источник наземного питания), либо APU — Auxiliary Power Unit — она же ВСУ (вспомогательная силовая установка). На собственных аккумуляторах самолет долго не протянет.

Читайте также:  Лоу-кост SkyUp запустил продажи билетов от 500 грн на внутренние рейсы

Для подключения APU — необходимо включить топливные насосы, так как APU представляет из себя двигатель, который находится в хвосте самолета и к нему подключен генератор. Это его основная функция — обеспечить самолет электричеством во время стоянки. Только после этого самолет уже «оживает» — можно включать системы, мониторы и прочее, включая насосы гидравлической системы. Boeing — самолет «железный», то есть плоскости управления жестко закреплены с органами управления, без гидроусилителя ничего не сдвинешь с места. Именно этим он отличается от самолетов Airbus, у которых философия fly-by-wire, то есть управления плоскостями самолета, двигателем через электролитические провода.

Собственно, в Boeing есть защита от дурака, то есть от постороннего — все действия при запуске и подготовке самолета должны вестись в строгом последствии. Если нарушена последовательность — самолет просто не заведется до состояния, когда можно начать движение.

Есть еще вторая система защиты от дурака — шплинт, который вставляется в переднюю каретку шасси. На нем еще висит красная лента remove before flight. После запуска двигателей техник показывает ленту со шплинтом летчикам. Если шплинт стоит в каретке шасси — значит плоскости самолета отключены от кабины.

Так вот, возвращаясь к консулу — благодаря такой системе защиты от посторонних, его можно было оставить самого в кабине и пройти в салон для решения проблемы. Единственное, сказал консулу, чтобы не трогал переключатели подачи питания, после чего тот начал пытаться управлять — тягал тяжелый, не подключенный к гидравлике штурвал, общался через гарнитуру с виртуальной диспетчерской и даже где-то нашел микрофон.

Тем временем пообщался с техниками — они не смогли устранить проблему и предложили залить минимум 50 тонн керосина. Но на такое я пойти не мог — для полета в Киев требовалось 43 тонны, да и Таиланд не та страна, чтобы закупать топливо здесь в таком количество — дорого.

Звоню командиру, решение все равно за ним. Летчик Сергей тогда первым номером в компании пилотировал. Говорит мне: «Вить, полетим. Если не сможете устранить проблему с индикацией — тогда нужен танкеринг — заправка под «пробки», а по пути нужно будет сделать две дополнительных дозаправки в Пакистане и в Армении. Полет растянем часов на 14, вместо 9,5 запланированных. Если будет решение лететь вот-так, с подскоками, побереги девчонок в экипаже, им и так досталось с головой, к тебе тоже летели с опозданием. Бортпроводники пусть отдохнут — летчиков беру на себя — долетим». Кстати, не самый жесткий разговор с экипажем. Были и труднее.

Читайте также:  Qatar Airways вернет двойную частоту полетов в Киев на один месяц раньше запланированного срока

Ну что, сажусь в бизнес-класс, начинаю организовывать посадку на дозаправку борту. Звоню нашему представителю Мише в Дели, тогда «Аэросвит» летал и в Индию, и говорю, Пакистан — это же рядом с тобой, нужно будет обеспечить заправку топливом. То, что Миша был в недоумении от услышанного, это ничего не сказать. Но тут меня прервал командир: «Вить, говорил с Boeing, залейте 30 тонн — индикация должна восстановится. Ну, они во всяком случае так считают».

Захожу в кабину, а консул продолжает управлять самолетом. Связываюсь с диспетчером: «Давайте 30 тонн керосина, плюс 17 тонн имейте в резерве для полной заправки до Киева. Прогнал консула с командирского кресла. Залили 30 тонн — о Боги Кадоллы — индикация восстановилась, все работает. Австрийские техники, скептично прокомментировали: «Да, заработала, но основную проблему не устранили, топливная система грязная. До базы долетите, а там думайте». На тот момент нам самое главное было вернуть самолет в Борисполь. Еще наш начальник производственно-диспетчерская служба аэропорта (ПДСА) мне с периодичностью в полчаса названивал: «Вить, верни самолет, а?».

Ладно — с горем пополам все работает. Даю «ок» наземным службам — собирайте пассажиров, с задержкой почти в сутки, но таки летим. Заодно вспомнил, что у меня еще дома две семейные пары. Я человек гостеприимный, периодически практиковал самых вредных пассажиров у себя размещать. Квартира большая — район хороший. Всегда расставались друзьями.

Самолет отправили. Я, наверное, еще никогда так не радовался, как тогда. И за себя, и за пассажиров. И можно было отдохнуть. Когда работаешь в авиакомпании — это явление очень положительное и мимолетное. Если брать во внимание качество парка самолетов на тот момент, покой нам только снился. Как любил говорить ведущий инженер Austrian Airlines: «Viktor, we are providing technical service for many airlines. But AeroSvit — this is not the only service. This is the art. We can never expect which part can be broken on your aircraft…»

Потом мне как-то позвонил консул: «Вить, собирайся. Я за тобой заеду». На мой вопрос «куда?», консул сказал — сюрприз. Ну да ладно — душ, отглаженная форма, что об «стрелки» порезаться можно. У меня была домохозяйка, у нее муж полицейский — форму гладила просто виртуозно.

Сажусь в машину, едем по каким-то бангкокским весям. Куда едем, консул не говорит — сюрприз. Подъезжаем, мать моя, женщина, тайская тюрьма из фильма Bangkok Hilton. Тюрьма класса «А» — та, где проводят казни. Спрашиваю консула: «Цель визита?». Он: «Ну ты ж мне свою работу показывал, почти сутки игрались с твоим самолетом. А теперь посмотри на мою. Я ж не только бумажки перекладываю».

Читайте также:  Аэропорт «Борисполь» планирует ввести дифференцированную плату за парковку на новом паркинге

Внешне выглядит даже «мило», увы фотографировать было нельзя, красивая территория. Подходим в VIP-зону — это свидание при работающем кондиционере. Для простолюдинов это «удовольствие» платное — около 2000 бат, в гривнах по курсу на сегодня около 1600, для работников посольства — бесплатно.

Приводят нашего гражданина — оранжевая роба, кандалы с увесистой гирей. Мужик сидел третий год без предъявления обвинений. Косвенно — распространение порнографии, в Тае — это статья. На порнографа он вообще никак не был похож, а в тайской тюрьме он ходил в авторитетах. По его заявлению «воровские законы работают везде». Посидели, пообщались.

Едем обратно, консул за рулем: «Так вот, Виктор Викторович, «пациент» уже сидит третий год и дальше сидеть будет. Предъявленные обвинения, понятно левые — просто перешел дорогу не тому человеку. А здесь Таиланд — ты можешь тут сидеть вечно. Все международные конвенции здесь — формальность. Конечно, тебя могут помиловать, если попадешь под репатриацию — на родине тебе скоротят срок, так как тайская тюрьма засчитывается как 2,5 года за один год. Короче — сюда лучше не попадать. Я, как консул, могу только проведывать «пациента», юридически я ему никак помочь не могу. Да, и чтоб ты понимал — рацион содержания заключенного тут ограничен 400 батами в сутки — больше нельзя — это сигареты, йогурты, средства личной гигиены. Бери во внимание, что цены завышены вдвое, как минимум. Делай выводы и не попадай сюда». Я в ответ: «Так я, вроде, веду праведный образ жизни». Консул: «ну ты, это, от тюрьмы и от сумы…». Это юмор такой.

Подъезжаем к посольству, я в задумчивости и с юмором: «Слушай, а может включим экскурсию в Bangkok Hilton в обязательную программу посещения Таиланда?». Консул: «Идея хорошая. А тебе просто большое человеческое спасибо за экскурсию в самолет — у вас там гораздо интереснее. И как ты понял — «Долг платежом красен».